Rambler's Top100
 

UFS Investment Company: Экономика в феврале. Непраздничный старт


[22.04.2014]  UFS Investment Company    pdf  Полная версия

Непраздничный старт

После новогодних праздников экономика лишь в феврале смогла войти в рабочий ритм

По оценкам Минэкономразвития, сезонно и календарно сглаженный ВВП увеличился на 0,3% после январского провала на 0,6%. За два месяца в годовом сопоставлении это дало рост в 0,2%. Могло быть и хуже: девальвационные опасения достигли своего апогея, очень не вовремя возникла напряженность на Украине. Все это кардинальным образом поменяло инвестиционный ландшафт. В итоге отток капитала усилился, что вымыло базу капитальных вложений. А именно на них, на фоне торможения потребительского спроса, наверху и делали основную ставку. Но нет худа без добра. Резкое ослабление рубля подстегнуло потребительскую активность и позитивным образом сказалось на некоторых отраслях промпроизводства. ВВП вышел в плюс. К сожалению, это не тот прочный фундамент, который позволит выправить положение. Дальше стоит ожидать сохранения осторожности как от бизнеса, так и потребителей. Во многом все будет зависеть от политической повестки дня: и динамика обменного курса, и действия монетарных властей, и уверенность в завтрашнем дне.

За включение Крыма и Севастополя в состав РФ экономике пришлось «заплатить». Разгорелась дипломатическая и информационная война, Запад отреагировал введением экономических санкций. Отражением реакции экономических агентов стало усилившееся давление на рубль. ЦБ удалось усмирить его лишь ценой миллиардов из ЗВР. Формирование протестных настроений на востоке Украины, где также проживает русскоговорящее большинство, говорит о том, что пока рано ставить точку в этой главе новейшей истории. Неопределенность продолжит давить на экономику, повышая риски ее схода в рецессию.

Ключевой проблемной зоной остаются инвестиции в основной капитал. В первые два месяца года ситуация здесь вполне ожидаемо ухудшилась. Усилия правительства по улучшению инвестклимата пущены насмарку из-за роста геополитических рисков. Бизнес и население предпочли действовать, рассуждая в краткосрочных и консервативных категориях. Основным стало желание сберечь, причем в твердой валюте. Потребители также реализовали отложенный спрос. Не очень хорошая новость для розничных сетей на фоне стагнации реальных располагаемых денежных доходов населения. Бизнесу же Банк России перекрыл кислород после ужесточения монетарной политики. Банки будут вынуждены либо поднять ставки, сделав их еще более недоступными, либо поступиться частью прибыли, подвергнув угрозе свою финансовую стабильность. Инфляция в январе-феврале разогнаться еще не успела, но в ЦБ трезво взвесили за и против, осознав, что это временное явление.

Есть, конечно, в феврале и позитивные тенденции. В частности, неожиданное улучшение наметилось в промышленном секторе. К сожалению, не в производстве инвестиционных товаров и во многом за счет низкой базы прошлого года. Улучшилось и состояние федерального бюджета, но на фоне проблем с бюджетами регионов и вопросами сборов ненефтегазовых доходов о профиците, возможно, придется забыть. Увеличилось положительное сальдо текущего счета платежного баланса. Но какой ценой? Сокращением импорта, в основном оборудования и машин, необходимых для развития.

Экономика подхватила «крымский синдром». Клубок проблем начнет распутываться лишь после снятия неопределенности по поводу ситуации на Украине и реакции Запада на предпринимаемые Россией действия. Пока же перестройка экономика продолжится в условиях стресса. Очевидно только одно: этот год уже не станет переломным.

На страже рубля русского

Банк России бросил национальной валюте спасательный круг

«Известный политический фактор» (формулировка главы ЦБ Э. Набиуллиной) заставил регулятора расчехлить весь имеющийся арсенал. С ЦБ шутки плохи! Особенно когда в его распоряжении четвертые в мире по величине золотовалютные резервы. Рекордные интервенции в «черный понедельник» (410,7 млрд руб.) смогли произвести на покупателей валюты должное впечатление. Ослабление рубля перестало носить скачкообразный характер. Полуторапроцентное повышение ставок в начале марта и их сохранение спустя 11 дней — логичный шаг в этом же направлении. Играть против рубля теперь будет накладно, к тому же ЦБ может без промедления увеличить «калибр» «базуки». Это следует из комментариев и каждодневного пересмотра курсовых правил. Ставки также повышены временно, пока всѐ не вернется на круги своя. Когда это произойдет? ЦБ говорит, что точно не в ближайшие месяцы. Пока же можно определенно точно сказать: платой за этот шаг станет замедление деловой активности, зато ЦБ вернет себе шансы не упустить окончательно контроль над повышением цен.

Если бы не события на Украине, то движение курса против резервных валют со временем выправилось бы. Но теперь, помимо глобальных тенденций, «деревянный» вынужден остро реагировать на обсуждение происходящего на южной границе России. В эти выходные в Крыму будет проведен референдум, итоги которого практически гарантированно вызовут раздражение Запада. Становится неспокойно и на восточных границах Украины. Как заявили сегодня в МИДе, Россия оставляет за собой право взять под защиту соотечественников. ЕС обещал в понедельник ввести санкции, США из-за проволочек смогут — если захотят на это пойти — не раньше, чем через неделю. Россия готова ответить симметрично. Рубль останется под давлением. И действия ЦБ 3 и 11 марта — вынужденный шаг. Только так можно смягчить усилившееся давление на нацвалюту, сбить девальвационные ожидания и ограничить инфляционные последствия переноса динамики курса рубля на инфляцию. Такие же доводы, согласно информации, предоставленной пресс-службой регулятора, содержались в сопроводительном комментарии по итогам заседания Банка России 11 марта.

Совет директоров не стал указывать, когда он будет готов вернуть прежние до начала давления геополитики процентные ставки по своим операциям. На вопрос, когда схлынет волна продаж российских активов, сейчас никто не возьмется ответить. Есть риск спирали ответных санкций, а это не поддается анализу. Пострадавшей окажется российская экономика. По сравнению с заседанием в феврале, 14 марта совет директоров указал на замедление темпов ее роста. На инвестиционную активность теперь оказывает влияние и ужесточение банками неценовых условий кредитования. Стала затухать потребительская активность из-за торможения роста реальных зарплат и ухудшения потребительских настроений. Эти факторы ограничат стимулирующее воздействие ослабления рубля — ЦБ понизит прогноз.

Следует ожидать и пересмотра ожиданий ЦБ по инфляции. Месяц назад регулятор оценил влияние снижения курса рубля в 0,5 п. п. С тех пор рубль еще больше ослаб, риски дальнейшего падения остаются. Регулятор признает возможное повышение инфляционных ожиданий, что окажет дополнительное давление на цены. К 11 марта годовая инфляция составила 6,4%, почти полностью растеряв гандикап января. Стало сказываться влияние тенденций валютного рынка (см. наш комментарий к отчету об инфляции за февраль). Остается надеяться, что оно будет сдержанным — из-за отрицательного разрыва выпуска в экономике. Банк России видит улучшение динамики потребительских цен только во втором полугодии, когда скажется меньшая, по сравнению с прошлым годом, индексация регулируемых тарифов.

До целевых значений инфляция опустится теперь лишь в среднесрочной перспективе. Сразу же можно задаться вопросом: является ли это сигналом того, что ЦБ готов отступить и перенести сроки реализации окончательного перехода к инфляционному таргетированию? Недавно глава ЦБ регулятора Эльвира Набиуллина высказала приверженность к выполнению среднесрочных целей. Но обстоятельства диктуют свое. Сейчас ЦБ развязал себе руки и готов, если потребуется, предпринять дополнительные шаги. Некоторые рыночные наблюдатели не исключают дальнейшего повышения ключевой ставки. Мы же придерживаемся мнения, что ЦБ не рискнет пойти на этот шаг и может повысить объем накопленных интервенций, приводящих к сдвигу бивалютной корзины. В качестве острастки он может предупредить о введении лимитов на объемы операций «валютный своп». Но это останется опцией на крайний случай, если без этого шага будет уже не обойтись.

Пикирующий рубль, затаившаяся инфляция

Отчет по инфляции за февраль стал успокоительным для ЦБ

Инфляция в феврале не вырвалась из опеки ЦБ. Прошлогодний показатель был перекрыт всего на 0,1%, что неплохо с учетом накопленного в январе гандикапа. Многие предприниматели продолжили держать паузу и не торопились с повышением цен. Тем не менее, риски девальвационных ожиданий уже стали прорываться наружу. Базовый индекс потребительских цен поднялся к значению января, рубль продолжил стремительно ослабевать. Это, а также давление геополитической напряженности на нацвалюту вынудило ЦБ не затягивать с ужесточением монетарной политики и последовать примеру коллег из развивающихся стран. В понедельник, 3 марта процентные ставки по операциям временно были повышены на 1,5%.

За февраль потребительские цены выросли на 0,7% после январского роста на 0,6%. Годовой показатель увеличился с 6,1 до 6,2%, базовый годовой ― с 5,5 до 5,6%. За месяц и рост стоимости услуг, и рост цен на непродовольственные товары, как и в прошлом году, оказался в пределах 0,4%. Испортила картину инфляции в феврале динамика цен на плодоовощную продукцию (+5,1% в январе 2014 года против +2,8% в январе 2013-го). За исключением этой группы товаров, продовольствие обошлось для среднего обывателя на 0,7% дороже, что на 0,1% превысило значение показателя прошлого года. Разница в 0,1% образовалась за счет повышения цен на рыбу и морепродукты (+1,4% против +0,1%), молоко и молочную продукцию (+1,6% против +0,7%), а также на сливочное масло (+2,2% против +0,6%) и сахар-песок (+1,7% против -0,3%).

В непродовольственной группе товаров сдержанный рост цен на бензин (+0,4% против +0,9%), табачные изделия (+1,7% против +2,4%) и медикаменты (+0,7% против +1,0%) нивелировали превышение динамики предыдущего года. В группе услуг жилищно-коммунальные услуги практически не усилили нагрузку на бюджет домохозяйств (+0,1% против +0,1%). Ввиду ослабления нацвалюты дороже стали обходиться поездки за рубеж (+2,4% против +0,3%), альтернативой которым выступил внутренний туризм: стоимость услуг пассажирского транспорта выросла на 0,3% против 0,8% в феврале 2013 года, санаторно-оздоровительных услуг ― на 0,1% против 0,2%.

В марте-апреле стоит ожидать проявления вторичных эффектов от ослабления рубля, почти на 10% с начала года против ведущих валют. Ситуацию усугубит низкая база прошлого года: в марте 2013 года цены выросли на 0,3%, тогда как в апреле ― на 0,5%. Стоит учесть и влияние политики на изменение потребительских цен. Россельхознадзор уже предупредил об ограничении поставок продукции из Украины, а также о возможных аналогичных действиях в отношении мяса из США. Диспозиция на валютном рынке будет во многом определяться направлением потоков капиталов в контексте дальнейшего развития ситуации вокруг Украины.

С другой стороны, давление на потребительские цены окажет ужесточение монетарной политики ЦБ. На наш взгляд, процентная ставка останется на уровне в 7,0% как минимум до мая, что приведет к охлаждению экономической активности и сдержит рост цен. В любом случае складывающаяся ситуация практически не оставляет шансов Банку России выполнить цель по сдерживанию инфляции не выше 5% по итогам года. В декабре мы предварительно оценили рост потребительских цен по итогам года на уровне в 5,5% и, скорее всего, его пересмотрим. Также мы сомневаемся, что в этом году у ЦБ могут появиться основания для снижения ключевой ставки ниже 5,5% ― вклад влияния ослабления рубля продолжает расти; есть высокая неопределенность, когда окончательно исчезнут угрозы нарушения финансовой стабильности и роста девальвационных ожиданий.

Спасибо статистикам!

Благодаря пересмотру прошлогодних значений промышленность в феврале продемонстрировала позитивный сдвиг

После январского провала, с исключением сезонного и календарного факторов, в феврале объем промпроизводства увеличился на 0,8% м/м. Без этих корректировок к февралю предыдущего года объем вырос на 2,1%, а за первых два месяца этого года ― на 0,9%. Помогла низкая база: Росстат оценил спад в феврале 2013 г. в -3,1% г/г. Хуже всего тогда пришлось коммунальной сфере (-9,7%), однако самая слабая в 2013 году динамика была зафиксирована в феврале в сфере добычи полезных ископаемых и в обрабатывающих производствах. Поэтому в 2014 году мы видим рост 0,8% г/г и 3,4% г/г соответственно. На производстве и распределении энергии, газа и воды опять сказался теплый февраль (-0,3% г/г). В целом особых поводов для радости февральская статистика не дает. Ухудшение настроений в предпринимательской среде, зафиксированное в ходе конъюнктурных опросов, заставляют сомневаться в том, что промышленности удастся соблюдать прошлогодний темп постепенного ускорения.

Рассчитываемый банком HSBC индекс деловой активности в производственной сфере в марте опустился с 48,5 до 48,3 п., пятый месяц подряд зафиксировав значение ниже критической отметки в 50 п. Все компоненты указали на отсутствие предпосылок оживления деловой активности. Снижение компонентов новых заказов произошло четвертый месяц кряду максимальными темпами с мая 2009 года. При этом ослабление рубля не простимулировало рост спроса на продукцию российских промышленников за рубежом (снижение подындекса экспортных заказов наблюдается уже седьмой месяц подряд)

Схожие тенденции прослеживаются и в исследовании делового климата в промышленности Центра конъюнктурных исследований ВШЭ. Индекс предпринимательской уверенности сократился до минимума за последние четыре года (-4%). Баланс оценок спроса на продукцию и выпуска ухудшился, но вместе с тем повысились балансы оценок цен на сырье и материалы и цен на реализуемую продукцию (последние, ввиду низкого спроса, продемонстрировали меньшую восприимчивость к ослаблению курса рубля).

Основным бенефициаром ослабления рубля выступила химическая промышленность. По сравнению с февралем 2013 года, выпуск здесь увеличился сразу на 14,8%. В основном улучшение произошло в промежуточных и потребительских подотраслях, в то время как в инвестиционных продолжились стагнация или снижение производства. Исключение ― производство транспортных средств и оборудования (+13,2%), где был зафиксирован всплеск производства троллейбусов и кузовов для автотранспортных средств. Так, в металлургической промышленности снижение выпуска составило 0,9%, в производстве машин и оборудования ― 11,4%. Отдельно стоит выделить снижение производства электрооборудования, электронного и оптического оборудования на 6,5%. На этом фоне улучшение ситуации в текстильном и швейном производстве (выпуск увеличился на 11,2%), в целлюлозно-бумажном производстве (+16,3%) лишь капля в море.

В добывающих отраслях произошло увеличение добычи топливно-энергетических полезных ископаемых на 1,0% г/г, в то время как по прочим видам полезных ископаемых продолжилось сокращение добычи (после январских -0,6% в феврале сокращение не превысило 0,3%). На ситуацию повлияло снижение добычи железорудного концентрата, нерудных строительных материалов и алмазов. Среди энергоносителей было добыто меньше бурого угля (на 19,5%) и нефти (на 1,3%), в то время как добыча природного и попутного газа повысилась на 1,2%.

В коммунальной сфере февраль позволил улучшить динамику с начала года. По итогам января-февраля производство и распределение электроэнергии, газа и воды сократилось на 2,2% (в том числе в феврале на 0,3% г/г), тогда как в январе снижение составило 3,9%. Выпуск электроэнергии уменьшился на 0,5%, а тепловой энергии ― на 0,3%.

Дальнейшая динамика промпроизводства во многом будет зависеть от развития ситуации на Украине, которая непосредственным образом оказывает влияние на активность компаний и потребителей. На фоне довольно консервативных настроений бизнеса и высокой базы прошлого года во II-м кв. можно ожидать ухудшения ситуации в промышленности. Из-за высокой доли импортных комплектующих эффект от предполагаемого роста импортзамещения, на наш взгляд, не окажет решающего влияния на динамику промпроизводства.

В тени прошлого года

Капвложениям в феврале не удалось превзойти динамику, зафиксированную в 2013-м

Инвестиции в основной капитал не могут выбраться из порочного круга. Необходимые для развития ресурсы у компаний не растут, кредит слишком дорог, а перспективы пока остаются туманными. На Гайдаровском форуме в январе прозвучали правильные слова об улучшении инвестиционного климата, переходе на новую модель роста с поощрением частной инициативы, повышением человеческого капитала и снятием институциональных барьеров. Работа начата, но результатов еще нужно дождаться. Так же как и увидеть эффект от нулевой индексации в этом году тарифов естественных монополий для промышленных потребителей. Пока же бизнес занял выжидательную позицию на фоне резкого ослабления национальной валюты в начале года. Поэтому даже «серые» цифры динамики прошлого года оказываются неподъемны. В 2014-м пока не анонсировано новых масштабных проектов: в феврале инвестиции в основной капитал и строительство не смогли выбраться в плюс.

Инвестиции в основной капитал сократились на 3,5%, что позволило частично сгладить 7%-й январский провал (за два месяца снижение показателя составило 5,0%). Отчасти подобная ситуация ― следствие низкой активности на стройках. Объем выполненных работ за январь-февраль здесь на 3,8% ниже значения за прошлый год (в феврале -2,4% г/г). В этом году уже не строятся объекты для Универсиады и Олимпиады, госкорпорации умерили свои инвестиционные планы, федеральный бюджет перешел в режим экономии. Радует глаз только ситуация с жилищным строительством: в феврале было введено в эксплуатацию 4,1 млн кв. м общей площади, на 40,8% больше, чем в прошлом году. За два месяца построено больше чем на треть. Население решает жилищный вопрос благодаря активности банков: портфель ипотечных кредитов к началу марта вырос в годовом выражении на 34%. (Средневзвешенная ставка по выданным кредитам осталась вблизи многолетнего минимума, составив 12,3% годовых).

Ставки по кредитам нефинансовым организациям также были пересмотрены вверх. Однако так же, как и ставки по ипотечным кредитам, они остались ниже средних значений, наблюдавшихся в прошлом году. На фоне торможения розничного кредитования банки стали более лояльными по отношению к корпоративным клиентам. В этом году произошел всплеск: в январе объем портфеля кредитов, выданных юридическим лицам, увеличился на 2,8%, в феврале ― на 1,2%. В годовом выражении темпы прироста составили 17,0%. Для сравнения в прошлом году максимум составлял 15,0%, а концу года темпы составили 12,7%.

Кредитная активность банков пришлась как никогда кстати. Совокупный финансовый результат компаний по итогам прошлого года сократился на 15,6%, доля убыточных компаний возросла с 25,9 до 26,8%. Тем не менее, в структуре инвестиций по источникам финансирования доля собственных средств возросла с 44,5 до 46,1%. Но это результат снижения инвестиционной активности вышестоящих организаций, в том числе госкомпаний (соответствующая доля сократилась с 16,8 до 12,9%). Что подтверждает и статистика по инвестициям в разрезе масштаба компаний: крупные и средние организации их сократили на 5,6%, в то время как по экономике в целом они уменьшились на 0,2%. Снижение инвестиций в сфере добычи полезных ископаемых составило 6,4%, в производстве и распределения электроэнергии, газа и воды ― 4,2%. Рост капвложений в обрабатывающих отраслях на 1,4% не смог вытянуть интегральный показатель по экономике в целом.

Отток капитала, ослабление обменного курса рубля и рост геополитической напряженности, которая может вылиться в частичное ограничение доступа к рынкам капитала, заставляют пересмотреть прогноз по увеличению инвестиций в основной капитал, который в декабре прошлого года мы оценили в 4,0%. Новый прогноз будет представлен в следующем обзоре по итогам марта. Конъюнктурные опросы пока не дают оснований рассчитывать на перелом ситуации: в краткосрочной перспективе динамика инвестиций в основной капитал продолжит оставаться подавленной.

Бери, пока не подорожало

Активность потребителей в феврале поддержала рост экономики

На фоне непрекращающегося ослабления национальной валюты терпение многих лопнуло. Население ринулось в «обменники» и магазины. В ход пошли «заначки» и средства на депозитах. Соотечественники сметали с полок непродовольственные товары, в то время как сэкономить решили на «холодильнике» и оплате услуг. Слабая динамика располагаемых денежных доходов населения, сокращение сбережений и всплеск инфляции создают предпосылки для дальнейшего охлаждения активности потребителей. В то же время не может не радовать неожиданно благоприятная картина по занятости населения.

Вопреки сезонным увольнениям в феврале уровень безработицы остался на уровне в 5,6%, что контрастирует с прошлогодними 5,8%. Отчасти повлиял фактор демографии: численность экономически активного населения сократилась на 0,1%. Но в любом случае такие данные стали сюрпризом, поскольку конъюнктурные опросы еще с осени указывали на начавшиеся сокращения.

Удивительным на фоне стагнации экономики является и повышение зарплат в начале года: новые индексации увидели госслужащие, хотя и не все. За два месяца номинальная среднемесячная зарплата повысилась на 12,1% (в 2013 ― на 11,6%), от которых инфляция еще не успела «откусить» весомый кусок: в реальном выражении рост составил 5,6%, что на 1,5 п. п. выше, чем в прошлом году. В феврале пенсионерам были проиндексированы на 6,5% трудовые пенсии, которые еще не нашли отражение в статистике Росстата. В реальном выражении покупательная способность этих выплат в январе-феврале увеличилась на 3,2%.

Другие денежные доходы ― в частности, доходы предпринимателей и доходы от процентов по вкладам и ценным бумагам ― понизились. В совокупности реальные располагаемые доходы населения с начала года, в отличие от роста на 3,6% в прошлом году, в этом даже оказались ниже ― на 0,3%. Население, из боязни потерять, в годовом сопоставлении сократило сбережения более чем на треть. На покупку товаров и оплату услуг в январе-феврале 2014 года было потрачено на 9,2% больше, чем год назад. После невразумительного старта года, в феврале объем розничных продаж подскочил на 4,1% г/г, что улучшило динамику с начала года до отчетного месяца с +2,4% до +3,2%. Доля непродовольственных товаров в структуре оборота розничной торговли повысилась с 52,7 до 52,9%. На услуги было потрачено только на 0,2% больше к февралю 2013 г. (+1,0% за январь-февраль).

На фоне возросшей неопределенности могла понизиться и склонность населения к покупкам в кредит. Хотя и самим банкам после снижения ресурсной базы из-за оттока средств вкладчиков было не до повторения прошлогодних рекордов. Продолжает сказываться и влияние повышенных резервных требований по беззалоговым розничным кредитам. Их объем в феврале вырос на 0,8% ― вдвое ниже, чем в прошлом году. В целом портфель кредитов населению увеличился на 1,2% (в феврале 2013 г. ― на 1,7%).

Согласно опросам предпринимателей, проведенных Росстатом, прогнозы на II-й кв. в розничной торговле стали менее оптимистичными, по сравнению с ожиданиями на I-й кв. Ухудшился баланс оценок текущей ситуации в I-м кв.: пессимистов оказалось на 2% больше, чем оптимистов, в то время как по итогам предыдущего опроса последних было на 5% больше. Предприниматели осознают, что после февральского всплеска в марте-апреле их может не ожидать столь же радостная картина. Из-за роста импортных цен и слабой динамики располагаемых денежных доходов придется либо искать ресурсы для повышения эффективности, либо, если их нет, ― готовиться к замедлению темпов роста спроса.

Слабый рубль пополнил казну

По итогам двух месяцев федеральный бюджет исполнен с профицитом в 0,3% ВВП

Благодаря тенденциям на валютном рынке состояние госфинансов упрочилось. Доходная база расширилась за счет благоприятной переоценки нефтегазовых доходов и «налогового маневра» (НДПИ был повышен, а экспортные пошлины еще не успели скорректировать вниз). Увеличились и ненефтегазовые доходы, что уменьшило ненефтегазовый дефицит с 11,9 до 11,5% ВВП. Но какой ценой это далось? Регионы вернули центру 189,8 млрд межбюджетных трансфертов, что подорвало состояние их бюджетов. В январе на уровне субъектов сократились поступления налога на прибыль, что привело к дефициту консолидированного бюджета в 2,2% ВВП, тогда как в январе 2013 года был зафиксирован профицит в 1,8% ВВП.

Согласно предварительным оценкам Федерального казначейства, за январь-февраль 2014 года доходы федерального бюджета составили 22,5% ВВП ― на 1,6% выше значения предыдущего года. В номинальном выражении ― 2 368,1 млрд руб., 17,5% к общему объему доходов согласно закону о ФБ. Расходы составили 22,2% ВВП (-1,4% ВВП), в номинальном выражении 2 337,6 млрд руб., 16,7% от плана согласно закону о ФБ. Профицит в 0,3% ВВП (год назад был зафиксирован дефицит в размере 2,7% ВВП) был обеспечен как за счет нефтегазовых расходов (их доля в ВВП увеличилась с 10,3 до 11,7%), так и за счет снижения расходов (доля в ВВП сократилась с 23,6 до 22,2%).

Бюджет сэкономил на социальной политике (на эти цели было потрачено на 3,1% ВВП меньше), что позволило перебросить средства на статьи «национальная оборона» (+1,7% ВВП) и «национальная безопасность и правоохранительная деятельность» (+0,3% ВВП), актуальные в связи с проведением Олимпиады в Сочи. Регионы не были обделены вниманием центра: доля межбюджетных трансфертов осталась на уровне 1,3% ВВП. В структуре доходов выросла доля доходов от внешнеэкономической деятельности ― с 7,6 до 8,0% ВВП. В налоговых поступлениях понизилась доля НДС ввозимых товаров относительно ВВП, что вызвано снижением импорта, в то время как доли других налогов в целом повысились.

В консолидированном бюджете субъектов в январе наблюдалась противоположная ситуация. Статьи доходов в процентном отношении к ВВП не росли либо снижались. Внушающий опасения тренд сохранился в поступлениях по налогу на прибыль организаций: в январе они понизились и в относительном к ВВП, и в номинальном выражении (с 95,7 до 83,6 млрд руб.). Основной же причиной снижения доходов региональных бюджетов с 9,7 до 5,9% ВВП стал возврат безвозмездных поступлений (в совокупности ― 60,3 млрд руб., или 1,2% ВВП, тогда как в прошлом году наблюдался их приток в размере 80,7 млрд, или 1,8% ВВП). Как результат ― дефицит на уровне 2,2% ВВП (в прошлом году был профицит в размере 1,8% ВВП). Отчасти этому способствовало и наращивание расходов ― с 7,9 до 8,1% ВВП. В случае сохранения «заморозки» долгового рынка финансистам региональных администраций придется просить помощи у Москвы. По словам главы Минфина Антона Силуанова, в ближайшие годы проблема дефицита бюджетов регионов сохранится. В ведомстве готовы помочь с рефинансированием банковских кредитов, но только при условии принятии жестких мер экономии.

У самого Минфина не было особой необходимости проявлять высокую активность на первичном рынке благодаря исполнению в январе-феврале федерального бюджета с профицитом. Не способствовало этому и ухудшение конъюнктуры на долговом рынке. Объем средств, привлеченных на локальном рынке госдолга, в итоге составил только 35,6 млрд руб. Дополнительные доходы от ослабления рубля могут сделать федеральный бюджет бездефицитным, однако помешать этому может ухудшение собираемости ненефтегазовых доходов вследствие замедления экономики и вынужденное наращивание межбюджетных трансфертов. Также усиливается давление на Минфин в связи с его нежеланием модифицировать «бюджетное правило», а именно учитывать при его расчете еще и выпадение инвестиционных расходов, что может привести к увеличению расходной части и корректировке планируемого дефицита в сторону увеличения.

Если «оборона» Минфина падет, то отдалится перспектива активного пополнения суверенных фондов. С января по март, благодаря ослаблению рубля, образовалась курсовая разница от переоценки остатков средств. На 1 марта объем Резервного фонда составил 3 148 млрд руб. (+288 млрд с начала года), объем Фонда национального благосостояния ― 3 145 млрд руб. (+244 млрд). С 11 апреля Минфин возобновит приобретение валюты для пополнения Резервного фонда. На эти цели должно быть потрачено 212 млрд., пока же было направлено 38 млрд руб.

Импорт не по карману

Слабый рубль привел к снижению в I кв. поставок из-за рубежа, что улучшило профицит внешней торговли

Согласно предварительной оценке Банком России платежного баланса, существенное ослабление реального эффективного курса рубля (на 8,6% к доллару и на 11,5% к евро) принесло плоды. Потребитель был вынужден переориентироваться на отечественного производителя, что заставило импортеров приготовиться к «тощим временам». А как же экспорт? Несырьевой не смог отвоевать больше места на внешних рынках, а сырьевой просел из-за снижения физических объемов и цен. Второй фактор оказался не столь весом, как первый, что улучшило профицит внешней торговли. На эту же величину улучшился и профицит текущего счета. Впрочем, отток капитала из-за «всем известного политического фактора» уже перекрыл этот эффект, составив почти $50 млрд ― показатель, сопоставимый с данными за весь предыдущий год.

Само бегство капитала на фоне борьбы Банка России с недобросовестными кредитными организациями даже сократилось ― с $9,3 до $8,4 млрд. Катализатором же такого неутешительного результата стали возросшие девальвационные ожидания бизнеса и граждан. Наличной иностранной валюты было приобретено на $19,6 млрд, что в последний раз наблюдалось в конце 2008 г. При этом, в свете украинских событий, компаниям и банкам был практически закрыт доступ на иностранные рынки капитала. Пострадал и инвестиционный климат: объем прямых инвестиций сократился более чем втрое ― до $11,9 млрд., приток кредитных средств в корпоративном секторе сжался более чем в четыре раза ― до $9,2 млрд.

Как уже было сказано ранее, сальдо внешней торговли в I-м кв. увеличилось с $48,0 млрд до $51,4 млрд, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Причина этого ― опережающее снижение импорта (на 7,1% до $71,6 млрд.) по сравнению с экспортом (на 1,8% до $122,9 млрд.). Несырьевые экспортеры не смогли извлечь выгоды из-за удешевления их продукции за рубежом: объем поставок даже понизился (на 0,8% г/г), хотя доля в общем экспорте возросла с 30,5 до 30,9%. Объем экспорта нефтепродуктов остался без изменений, а сырой нефти ― просел на 4,4%. Проблемы в украинской экономике и неоплата Киевом поставок природного газа не привели к снижению его экспорта: в стоимостном выражении Россия получила на 5,5% больше.

В таможенной статистике за январь-февраль можно увидеть более детализированную картину. За первые два месяца стоимостной и физический объемы экспорта топливно-энергетических товаров снизились, по сравнению с январем-февралем 2013 года, на 8,5% и 6,5% соответственно. Снижение произошло за счет сокращения поставок нефти и нефтепродуктов, в то время как поставки природного газа выросли. Ценовая конъюнктура не благоволила сырьевикам. Так, средняя цена на нефть марки Urals в январе сложилась ниже прошлогоднего показателя на 4,8%, в феврале ― на 6,2%. Куда более драматичное снижение цен, измерявшееся двузначными цифрами, произошло на рынке металлов. Однако за счет наращивания физического объема поставок на 2,8% в стоимостном выражении экспорт понизился лишь на 1,2%. Повысился спрос на ряд товарных позиций химической промышленности, но в стоимостном выражении объем экспорта понизился на 14,6%. Доля экспорта машин и оборудования сократилась с 3,5% до 2,7% в пользу экспорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья, доля которого возросла с 1,8 до 2,5%.

На ситуации с импортом прямое влияние оказала кризисная ситуация на Украине. Возросшая неопределенность и ослабление рубля понизили импорт инвестиционных товаров, к тому же сказалось нарушение ритмичности взаимодействия с украинскими предприятиями. Внешнеторговый оборот в январе-феврале сократился на 11,3% за счет падения импорта сразу на 30,6%. Снижение в стоимостном выражении импорта машин, оборудования и транспортных средств составило 5,4%. Выросла доля продовольственных товаров, сельскохозяйственного сырья и минеральных продуктов.

 
комментарий
 


 

Тел: +7 (495) 796-93-88


Архив комментариев

ПНВТСРЧТПТСБВС
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4
   
 
    
   

Выпуски облигаций эмитентов: