Rambler's Top100
 

S&P:Информационная прозрачность российских государственных предприятий


[08.06.2005]  Standard & Poor’s    pdf  Полная версия

Информационная прозрачность российских государственных предприятий

Исследование «Информационная прозрачность российских предприятий, контролируемых государством» было проведено Standard & Poor’s по предложению «круглого стола» ОЭСР по корпоративному управлению. Согласно «Принципам ОЭСР по корпоративному управлению на государственных предприятиях» (далее — Принципы ОЭСР), «государство должно выступать информированным и активным собственником, следовать четкой последовательной политике управления собственностью, обеспечивать прозрачность и подотчетность механизмов управления» (глава III). Помимо этого, «крупные, а также публичные государственные компании должны раскрывать финансовую и нефинансовую информацию в соответствии с лучшей мировой практикой» (глава V). Этим принципам противоречат систематические расхождения между стандартами раскрытия информации российскими компаниями, контролируемыми государством, и публичными компаниями, которые выявило данное исследование. Эти результаты подтверждают предположение о том, что информационной прозрачности контролируемых государством предприятий препятствует тенденция российского правительства и отдельных государственных чиновников использовать свое влияние на такие компании в политических или личных целях, которые зачастую коммерчески не мотивированы и не соответствуют интересам инвесторов. В то же время высокий уровень информационной прозрачности — непреложное условие лучшей практики корпоративного управления. Прозрачность необходима в первую очередь для того, чтобы все финансово-заинтересованные лица, включая кредиторов, миноритарных акционеров, налогоплательщиков и общественность в целом, располагали достаточной информацией, обеспечивающей подотчетность ответственных представителей власти.

Включенные в исследование компании продемонстрировали умеренный уровень информационной прозрачности, при этом в среднем общий показатель прозрачности составил 47% (т.е. раскрывалось 47% возможных элементов раскрытия). В то же время средний показатель по 10 крупнейшим российским частным компаниям, имеющим листинг, которые были включены в аналогичное исследование Standard & Poor’s — «Исследование информационной прозрачности российских компаний в 2004 г.», –– составил 52%. Сопоставление с аналогичными государственными компаниями, представляющими такие же отрасли в странах Западной Европы и Северной Америки, показывает еще большее расхождение: средний показатель по группе аналогичных компаний составляет 63%, что на 16 процентных пунктов выше показателя по российским компаниям. Исследование свидетельствует о том, что самыми прозрачными среди компаний, контролируемых государством, являются те из них, акции которых включены в биржевые котировальные листы, хотя прозрачности компании может также способствовать наличие котируемых долговых инструментов.

Тем не менее качественный анализ раскрытия информации компаниями, включенными в исследование, выявил закономерность, которая, по мнению Standard & Poor’s, является более важной. Помимо расхождения в объеме и степени подробности публичной информации, практику раскрытия информации государственными компаниями характеризуют отдельные эпизоды неполного раскрытия в отношении ключевых решений. Хотя речь идет об относительно редких отдельных эпизодах, они оказывают существенное воздействие на стратегию и показатели деятельности компаний. Подобные недостатки оперативного раскрытия, как правило, проявляются при возникновении рисков в отношении интересов финансово-заинтересованных лиц, что снижает возможности России по привлечению капитала на выгодных условиях, построению эффективных и надежных институтов и стимулированию экономического роста.

Компании, включенные в исследование


Исследование проводилось по 11 крупнейшим российским компаниям из разных отраслей, такие как:

  • ОАО «Газпром»,
  • ОАО «РЖД»,
  • РАО «ЕЭС России»,
  • ОАО «Татнефть»,
  • Группа «Связьинвест»,
  • ОАО «Роснефть»,
  • ОАО АК «АЛРОСА»,
  • ОАО «Аэрофлот»,
  • Сбербанк России,
  • Внешторгбанк.

    При этом пакет акций, принадлежащих государству (с учетом долей региональных администраций, перекрестного владения и косвенного влияния) превышает 50%. Акции пяти из этих компаний имеют листинг на российских и (или) иностранных биржах, у других шести компаний нет котирующихся обыкновенных акций, однако они имеют котирующиеся долговые инструменты или привилегированные акции.

    Основные выводы


    Как показывает анализ, государственные компании демонстрируют умеренный уровень прозрачности, при этом средний показатель составил 47% (см. табл. 2). В списке лидируют ОАО «Газпром» («Газпром»), РАО «ЕЭС России» (РАО ЕЭС) и ОАО «Аэрофлот» («Аэрофлот»), общие показатели которых составляют соответственно 63, 59 и 57%. Все три компании представляют финансовую отчетность по МСФО и подробную операционную информацию. «Газпром» показал наивысшие результаты по раскрытию нефинансовой и операционной информации. В сущности, раскрытие финансовой и операционной информации «Газпромом» и РАО ЕЭС (основным российским клиентом «Газпрома») связано с монопольным положением этих компаний, вследствие чего их деятельность жестко регулируется государством, в том числе в части установления тарифов. В то же время фактическая или потенциальная потребность в привлечении капитала для финансирования модернизации и осуществления инвестиций также побуждает эти компании соответствовать ожиданиям инвесторов. К числу сохраняющихся недостатков относятся ограниченная информация на английском языке и неполное раскрытие сведений о компенсации высших руководителей и директоров. Раскрытие информации о вознаграждении руководства РАО ЕЭС также находится на относительно невысоком уровне, однако эта компания являет собой редкий пример подробного раскрытия информации о работе Совета директоров, публикуя на своем веб-сайте протоколы его заседаний. Отсутствие у «Аэрофлота» сформулированной дивидендной политики и ограниченное раскрытие информации о годовых собраниях акционеров оказало негативное влияние на общий балл компании. Кроме того, в структуре доходов национальная авиакомпания не конкретизирует размер сборов, получаемых ею от иностранных компаний за пролет над российской территорией; эта информация является важной, поскольку размер сборов существенным образом влияет на рентабельность компании, а также потому, что другие российские авиакомпании не получают часть этих сборов.

    ОАО «НК Роснефть»
    («Роснефть»), ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) и ОАО «Татнефть» («Татнефть») занимают в списке последние места; их показатели составляют соответственно 43, 28, и 27%. «Роснефть» практически не раскрывает информацию об основных принципах корпоративного управления, в том числе Устав и дивидендную политику. Компания не представляет отчетность, которая становилась бы публичной, в соответствии с требованиями российских или иностранных регулирующих органов. РЖД раскрывает очень незначительный объем информации о механизмах своего корпоративного управления; кроме того, уровень раскрытия в первом ежеквартальном отчете, представленном компанией в регулирующие органы, не соответствует стандартам. К тому же отсутствует отчетность в формате МСФО на английском языке. «Татнефть» пока не представила годовой отчет, финансовую отчетность в соответствии с ОПБУ США, а также отчет по форме 20-F за 2003 г., несмотря на листинг на Нью-Йоркской фондовой бирже. В прошлом году стандарты раскрытия информации этой нефтедобывающей компанией, которая контролируется Правительством Республики Татарстан, снизились после того, как ее аудитор Ernst & Young поставил под сомнение некоторые сделки, отраженные в отчетности «Татнефти», что привело к задержке опубликования отчетности по ОПБУ США. Компания, производство которой стагнировало в течение последних пяти лет в то время, как общий объем производства нефти в России увеличился на 50%, заявила о завышении ею прибыли в 2001-м, 2002-м и в первом полугодии 2003 г. вследствие еще одной ошибки в учете, и ей придется опубликовать исправленную финансовую отчетность.

    В исследовании представлены три основных блока раскрытия информации:

    Финансовая и операционная информация — самая сильная область раскрытия информации; средний показатель по нему составил 53%, а явным лидером здесь является «Газпром».

    Структура собственности и права акционеров - в среднем ниже и составляет 43%, что довольно странно, учитывая относительную легкость раскрытия информации о структуре собственности и прав акционеров в компаниях, контролируемых государством. Среди 11 компаний в этом блоке ведущее место занимает РАО ЕЭС с показателем 54%.

    Состав и процедуры работы Совета директоров и менеджмента имеет самый низкий показатель 39%, при этом наилучшие результаты продемонстрировали «Газпром» (56%) и «Аэрофлот» (56%).

    Имеющие листинг компании демонстрируют в целом более высокий уровень информационной прозрачности, чем компании, имеющие только торгуемые облигации. В этом смысле листинг оказывает аналогичное влияние на информационную прозрачность и российских государственных предприятий, и аналогичных иностранных компаний. В сущности, у иностранных компаний наблюдается еще большее расхождение, несмотря на более высокий уровень раскрытия обеими группами. Этот результат может отражать более высокую эффективность нормативных требований к раскрытию информации, применяемых в отношении имеющих листинг компаний в Западной Европе и Северной Америке, по сравнению с Россией. Аналогичное значительное расхождение наблюдалось в исследовании информационной прозрачности 2004 г., в котором показатель по 50 компаниям, имеющим листинг, на 17 пунктов выше, чем у компаний, не имеющих листинга; однако в исследование 2004 г. были включены гораздо более крупные компании, что, несомненно, отчасти обусловило расхождение между двумя группами.

    Оперативное раскрытие информации

    Еще одним важным аспектом информационной прозрачности является то, что обычно называют текущим раскрытием информации, т.е. оперативное и адекватное реагирование компаний на корпоративные действия, события и изменение обстоятельств. Этот вид раскрытия текущей информации необходим для того, чтобы обеспечить публичное (а не избирательное) сообщение всех существенных новостей в полном объеме. Согласно Принципам ОЭСР, предприятия с государственным участием должны информировать своих акционеров о существенных событиях вовремя и систематически (глава III). Форма исследования информационной прозрачности и раскрытия информации компаниями не позволяет оценить качество текущего раскрытия информации, поскольку для этого потребуется индивидуальный анализ единичных нерегулярных событий. Стараясь представить значимую предметную оценку, аналитики Standard & Poor’s изучили ряд существенных событий, оказавших влияние на деятельность российских государственных предприятий, в отношении которых можно было бы ожидать текущего раскрытия информации. Было установлено, что большинство российских компаний, контролируемых государством, часто не раскрывают полную информацию об отдельных существенных событиях, особенно если имеются указания на то, что российские федеральные или региональные органы власти могут использовать деятельность компаний, преследуя политические цели, о чем свидетельствует ряд примеров.

    ОАО «НК Роснефть».
    Одним из самых поразительных примеров является приобретение «Роснефтью» в декабре 2004 г. компании «Юганскнефтегаз» — бывшего подразделения ОАО «НК ЮКОС», приобретенного, а затем проданного государством; кроме того, это — один из наиболее противоречивых в прошедшем году примеров влияния государства на корпоративную политику.

    Россия продала «Юганскнефтегаз» за 9,3 млрд долл. победителю конкурса — никому не известной фирме «Байкал Финанс Групп», которую через три дня купила «Роснефть». Эта сделка продемонстрировала отсутствие своевременного раскрытия «Роснефтью» информации о ряде параметров, в том числе об условиях и источниках финансирования, а также о процессе принятия решений и процессе утверждения покупки. В январе 2005 г. «Роснефть» объявила о привлечении кредита в размере 6 млрд долл. от Китая через Внешэкономбанк, погашать который компания будет поставками нефти в Китай в течение шести лет; при этом она отрицала, что деньги будут использованы для покупки «Юганскнефтегаза»1. Компания, полностью принадлежащая государству, не обнародовала никаких подробностей обсуждения самой сделки и ее финансирования (если такое обсуждение состоялось) Советом директоров, а единственным представителем государства, который публично признал, что ему известен механизм сделки и посредник — «Байкал Финанс Групп», был президент Владимир Путин2. Более того, в результате приобретения «Юганскнефтегаза» долг «Роснефти» увеличился до почти 20 млрд долл. (включая налоговые и другие обязательства, связанные с «Юганскнефтегазом») и значительно ухудшил краткосрочную ликвидность компании вследствие очень большого объема краткосрочных долговых обязательств, нарушения ковенантов по долговым обязательствам и сохраняющегося дефолта «Юганскнефтегаза» (который, по существу, стал дочерним предприятием «Роснефти») по гарантии, выпущенной им по долговым обязательствам «ЮКОСа». (Служба кредитных рейтингов Standard & Poor’s сначала поместила рейтинг «Роснефти» в список CreditWatch с прогнозом «Развивающийся», что, с одной стороны, отражало агрессивную финансовую политику компании и высокий уровень заемных средств, а с другой — альтернативный благоприятный, с точки зрения кредиторов, сценарий слияния с «Газпромом», имеющим более высокий рейтинг. После того как государство отменило слияние с «Газпромом», Standard & Poor’s понизила рейтинг «Роснефти» до уровня «В-»; рейтинг находится в списке CreditWatch с прогнозом «Негативный» — главным образом вследствие ограниченного уровня ликвидности.).

    Размер и характер активов, приобретаемых «Роснефтью» преимущественно за счет заемных средств, создает очень высокий уровень финансового риска для «Роснефти». Имеются указания на то, что государство могло использовать ее в качестве орудия для создания контролируемой государством ведущей компании в российской нефтяной отрасли. Судя по всему, политические причины перевесили финансовые соображения. Standard & Poor’s считает, что расхождение между интересами ответственных лиц, принимающих решения, и интересами финансово-заинтересованных лиц — в данном случае преимущественно кредиторов — создает для последних значительный риск.

    ОАО «Внешторгбанк».
    Остается неясным, пришлось ли «Роснефти», которой было необходимо быстро мобилизовать финансирование для покупки «Юганскнефтегаза», привлекать промежуточные кредиты до привлечения финансирования в Китае. «Роснефть», а также два крупнейших банка, находящихся под контролем государства, — «Сбербанк» и «Внешторгбанк» — отказалась дать комментарии по этим вопросам прессе и отраслевым аналитикам. Следует отметить, что нежелание сторон раскрывать информацию о финансировании покупки «Юганскнефтегаза» отчасти может быть связано с угрозой подачи судебных исков «ЮКОСом» и его основными акционерами против лиц, которые сделали возможным проведение аукциона по продаже активов бывшего дочернего предприятия «ЮКОСа» в соответствии с решением суда.

    Раскрытие информации Внешторгбанком, владельцем которого является государство, недостаточно и в тех случаях, когда речь идет о сделках с заинтересованностью. Весной 2004 г. банк объявил об активизации сотрудничества с «Роснефтью» и другими контролируемыми государством компаниями, включая РАО ЕЭС, «Российские железные дороги», АК «АЛРОСА» и концерн «Росэнергоатом». Банк не раскрывает информацию о кредитах этим заемщикам, каждый из которых занимает доминирующее положение в соответствующей отрасли. Внешторгбанк сообщил, что в четвертом квартале 2004 г. согласился принять гарантии «Роснефти» по обязательствам Rosneft International Ltd. — подразделения этой нефтяной компании, не раскрывая при этом размеры, сроки погашения или другую информацию об этих обязательствах, а также цели заимствования.

    ОАО «АК Транснефть»
    Еще один пример непрозрачности касается возможной связи между «делом ЮКОСа» и отсрочкой принятия правительством решения о строительстве нефтепровода в Восточной Сибири, подрядчиком, владельцем и оператором которого должна быть государственная нефтетранспортная монополия ОАО «АК Транснефть». Последствия для «Транснефти» также неясны. После трехлетнего обсуждения наиболее эффективного маршрута нового нефтепровода, по которому нефть будет экспортироваться из России в неевропейские страны, правительство приняло решение о прокладке маршрута к Тихоокеанскому побережью. Этот нефтепровод, стоимость которого составит не менее 6,5 млрд долл. (а выведение его на максимальную мощность обойдется, по оценкам компании, в 11,4 млрд долл.), будет вдвое длиннее и более чем вдвое дороже, чем прямой маршрут до Китая, который был предложен и поддержан «ЮКОСом». Кроме того, России придется еще провести разведку запасов сырой нефти в Восточной Сибири, что может отрицательно сказаться на коммерческой эффективности маршрута к Тихоокеанскому побережью. Неясны основные коммерческие характеристики проекта (например, ожидаемые тарифы, точные условия финансирования, срок отдачи, коэффициент окупаемости капиталовложений, возможное влияние на финансовые показатели «Транснефти» в ближайшие годы и др.).

    В то время как независимые аналитики вели широкое обсуждение проекта в российских деловых СМИ, правительство и «Транснефть» предоставляли недостаточно информации о проекте строительства сибирского нефтепровода, сравнительных преимуществах и недостатках разных маршрутов, целевых производственных показателях, источниках финансирования и процессе принятия решений. Судя по отрывочным комментариям представителей государства и «Транснефти», правительство могло сделать свой выбор преимущественно по политическим мотивам — например, с учетом отношений России с Китаем и Японией, а также «фактора ЮКОСа», а не по чисто коммерческим соображениям3. По словам генерального директора «Транснефти» Семена Вайнштока, из-за затрат на строительство нефтепровода к Тихоокеанскому побережью монополия сократит и без того скромные дивиденды (крупнейшим получателем которых является государство).

    Сосредоточившись на дискуссиях вокруг восточносибирского нефтепровода, правительство заморозило проект строительства нефтепровода к побережью Северного Ледовитого океана с целью поставок нефти в США. Оно вернулось к рассмотрению этого проекта лишь недавно, заставив «Транснефть» начать разработку технического задания «в форсажном режиме», по словам Вайнштока.

    ОАО «Аэрофлот».
    Тендер «Аэрофлота» на строительство нового терминала на участке, который компания взяла в аренду рядом с московским Международным аэропортом «Шереметьево», — еще один яркий пример непрозрачного приятия решений. «Шереметьево» полностью принадлежит государству, которое также владеет контрольным пакетом акций «Аэрофлота», однако обсуждение распределения руководящих полномочий между авиакомпанией и аэропортом, размеров соответствующих пакетов акций нового предприятия и выбор оператора проекта продолжались уже более двух лет. Тендер на определение оператора проекта был, наконец, проведен в начале 2004 г., и конкурсная комиссия под руководством тогдашнего Председателя Правительства М. Касьянова сначала объявила его победителем «Альфа- Групп», однако впоследствии сменивший Касьянова нынешний Председатель Правительства Фрадков аннулировал это заявление почти сразу же после вступления в должность. После этого процесс принятия решения вновь был приостановлен еще на год, поскольку на него, как и на многие другие решения правительства, повлияло перераспределение властных полномочий между его структурами. Функции и пакеты акций были окончательно распределены между участниками лишь в марте 2005 г. Распределение пакетов вновь оказалось под сомнением в последние дни в результате спора «Аэрофлота» со Сбербанком и Внешторгбанком.

    РАО «ЕЭС России».
    Другой впечатляющий пример — темпы принятия решений, касающихся реформирования российской электроэнергетики по инициативе РАО ЕЭС. Работа правительства по реформированию отрасли, в основе которого лежит разделение РАО ЕЭС на конкурентных и монопольных участников рынка, не проводилась на протяжении почти всего 2004 г., до тех пор, пока генеральный директор РАО ЕЭС Анатолий Чубайс не обратился лично к президенту Путину5. Без распоряжений правительства Совет директоров РАО ЕЭС не мог решить основной вопрос: каким образом продавать акции компаний, создаваемых в результате реформирования. Представители государства по-прежнему делают противоречивые заявления о том, будут ли приниматься в уплату пакетов акций только акции РАО ЕЭС, или только денежные средства, или как денежные средства, так и акции. Отсутствие ясности в этом вопросе вызвало падение цен на акции большинства дочерних предприятий РАО ЕЭС и способствовало неустойчивости котировок акций материнской компании.

    Кроме того, РАО ЕЭС своевременно не раскрывало информацию о некоторых сделках, а сами сделки были непрозрачными — как, например, продажа советского долга Чешской Республике в 2001 г. или приобретение активов за рубежом. За последние два года РАО ЕЭС приобрело генерирующие активы и электросети в Грузии, Армении и Украине. Руководство РАО ЕЭС считало, что утверждение Советом директоров сделок по приобретению иностранных активов не являлось необходимым, так как основная цель — выход на иностранные рынки — уже была включена в концепцию «5+5», принятую в 2003 г., которая определила перспективы развития российской электроэнергетики до 2008 г. В этих случаях решения согласовывались только с Правительством Российской Федерации. РАО ЕЭС изменило подход лишь недавно, вынеся на обсуждение Совета директоров вопросы о приобретении активов в Молдове и Казахстане, о завершении строительства электростанции в Таджикистане и об участии в конкурсе на покупку двух электростанций в Болгарии. Возможно, еще более важным фактором является отсутствие ясности в вопросе о том, кто будет владельцем иностранных активов РАО ЕЭС после того, как само РАО будет разделено и к 2007 г. прекратит существование. Представители РАО ЕЭС неоднократно отказывались комментировать этот вопрос.

    ОАО «Татнефть».
    В «Татнефти», которая, как показывает данное исследование, по большинству параметров отстает от остальных российских государственных компаний, уровень раскрытия текущей информации и обоснования принятых решений также крайне низок. Сама компания признала, что некоторые займы, полученные ею в 1997-м и 1998 г, привлекались для поддержки Правительства Татарстана, что привело к дефолту по обязательствам «Татнефти» (впоследствии долг был реструктурирован). Отраслевым аналитикам остается строить догадки о том, не привлекались ли некоторые займы, полученные «Татнефтью» после 2000 г., для поддержки Правительства Татарстана, а не для целей компании. Нет никаких свидетельств того, что некоторые решения «Татнефти» о крупных инвестициях — например, неудачная заявка ценой в 650 млн. долл. в тендере на покупку турецкой нефтеперерабатывающей компании Tupras аффилированной с «Татнефтью» торговой компанией Efremov Kautchuk GmbH (хотя «Татнефть» не раскрывала информацию об аффилированности) — рассматривались Советом директоров компании.

    Роль правительства в принятии решений.
    Проблема с процессом принятия решений крупнейшими российскими компаниями, контролируемыми государством, которые входят в так называемый «особый перечень», заключается в том, что до вынесения на голосование в Совете директоров все серьезные решения в этих компаниях должны быть утверждены правительством, которое дает своим представителям указания по голосованию. Несмотря на то, что подобная практика явно противоречит понятию фидуциарной ответственности, содержащемуся в российском Законе о предприятиях (т.е. директор обязан действовать в интересах компании и несет за это персональную ответственность), в России она является законной: ряд постановлений правительства, последним из которых является Постановление № 738 от 3 декабря 2004 г., создает нормативно-правовую базу для такого рода процедур. В сущности, этот принятый правительством негибкий директивный подход противоречит ряду принципов Рекомендаций ОЭСР «Корпоративное управление государственных предприятий», в том числе принципам, в соответствии с которыми «советы директоров государственных предприятий должны выносить объективное и независимое суждение» и «государство должно дать советам директоров государственных предприятий возможность выполнять свои обязанности и ограничить свое прямое участие в работе этих советов директоров» (глава VI).

    Во многих случаях принятие решений правительством затягивалось и было непрозрачным, заставляя аналитиков и СМИ строить догадки. Это, в частности, относится к плану слияния «Роснефти» с «Газпромом», в отношении которого правительство делало противоречивые заявления в течение нескольких месяцев, вплоть до мая 2005 г., когда слияние было резко прекращено по решению, оказавшемуся в равной степени неожиданным и для «Роснефти», и для «Газпрома». Другой пример — оставшийся без объяснений отказ правительства от предложения расширить права миноритарных акционеров «Связьинвеста» в феврале 2005 г. По словам нескольких директоров, представляющих государство в советах директоров российских государственных предприятий, в некоторых случаях они отправляются на заседания Совета директоров, едва получив указания по голосованию. Когда речь идет о крупнейших российских государственных предприятиях и связанных с ними решениях, российский рынок нередко руководствуется слухами, в то время как некоторые его участники могут действовать на основе инсайдерской информации, поскольку в настоящее время в России нет закона, запрещающего это делать.

    Некоторые примеры из международной практики.
    Анализ аналогичных компаний показывает, что случаи неудовлетворительной информационной прозрачности, особенно когда речь идет о сомнительной практике и решениях государственных предприятий, встречаются не только России. В одном из наиболее наглядных примеров генеральный директор и председатель Совета директоров компании Statoil в 2003 г. были вынуждены подать в отставку после того, как не сообщили директорам о контракте на сумму в 15 млн долл. с нефтяным консультантом, связанным с сыном бывшего президента Ирана Хашеми Рафсанджани. Правительство Норвегии оштрафовала Statoil за заключение этого контракта на работу в Иране, хотя полиция не смогла найти доказательств получения взятки. Другой пример: в настоящее время Европейская комиссия требует от французского газового монополиста Gaz de France открыть доступ к своим газопроводам и опубликовать информацию о распределении объемов транспортировки газа среди других газовых компаний в соответствии с требованиями законодательства Европейского союза о либерализации рынка газа. Комиссия назвала стремление Gaz de France блокировать доступ к газопроводам u1080 и скрыть информацию «неприемлемым уровнем невыполнения требований» законодательства Европейского союза. Существенное отличие от России заключается в том, что в приведенных примерах Правительство Норвегии и Европейская комиссия потребовали от компаний объяснить причины нарушения требований об открытости, российское же правительство, судя по всему, поощряет непрозрачность — в особенности с учетом того, что стратегические цели правительства нередко остаются неясными.

    По мнению Standard & Poor’s, приведенные выше примеры недостатков при текущем раскрытии информации свидетельствуют об уязвимости контролируемых государством компаний для волюнтаристских решений правительства, обусловленных сиюминутными политическими соображениями, а не логикой эффективного ведения бизнеса.

    Раскрытие эффективности госпредприятий правительством


    Согласно рекомендациям ОЭСР, лучшая практика управления государственными предприятиями должна включать подробное раскрытие правительством его собственных целей. ОЭСР рекомендует правительствам публиковать данные о государственном портфеле инвестиций, включая такие ключевые показатели, как его общая рыночная цена, оборот, прибыль, возврат на собственный капитал, отношение собственного капитала к активам и
    дивиденды.

    В России подобная информация раскрывается весьма ограниченно. Ее раскрытие ухудшилось с тех пор, как Владимир Путин реформировал правительство весной 2004 г. Правительство обнародует лишь сводные результаты управления госсобственностью, раскрывая общий доход от дивидендов по государственным пакетам акций, доходы от аренды федерального имущества и земли, прибыль от федеральных государственных унитарных предприятий и доходы от приватизации, но не публикует ни подробных данных, ни финансовых показателей, необходимых для оценки эффективности управления госсобственностью.

    К тому же эти немногие раскрываемые данные теперь публикуются только раз в год. В течение нескольких лет вплоть до реформы Министерство государственного имущества публиковало их ежемесячно. Министерство прекратило такое раскрытие с апреля 2004 г., когда оно было преобразовано в Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом, деятельность которого координируется Министерством экономического развития и торговли.

    Данные по 2004 г., представленные министром экономического развития и торговли Германом Грефом на заседании правительства, доступны на сайте министерства как приложение к тексту доклада, но их довольно трудно найти. Счетная палата Российской Федерации — надзорный орган, контролируемый Думой и не имеющий исполнительных функций, — осуществляет контроль за исполнением государственного бюджета. В задачи Палаты также входит контроль за эффективным и целесообразным использованием госимущества . Однако Счетная палата не проводит u1087 постоянного мониторинга этой проблемы. Основное внимание на протяжении последних двух лет она уделяла обсуждению результатов приватизационных сделок первой половины 90-х годов.

    В отсутствие информационной прозрачности такие условия функционирования компаний стимулируют коррупцию, подрывают справедливость и предсказуемость правовых процедур, а низкий уровень корпоративного управления и менеджмента в государственных предприятиях, вероятнее всего, не получит противовеса. Важно отметить, что крупные государственные предприятия оказывают влияние на практику корпоративного управления
    значительного числа частных компаний, так как они задают стандарты контрагентам по бизнесу и прочим компаниям. В этом отношении примеры невысокого уровня прозрачности могут отрицательно сказываться на уровне раскрытия информации частными компаниями.

     
    комментарий
     


  •  

    Тел: +7 (495) 796-93-88


    Архив комментариев

    ПНВТСРЧТПТСБВС
    27 28 29 30 1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30 31
       
     
        
       

    Выпуски облигаций эмитентов: