Rambler's Top100
 

"Нефтяной пузырь": сдуется или лопнет?

[16.01.2007 13:11]  ИА Росбалт 

Успокоившийся нефтяной рынок не дает покоя экспертному сообществу. Сменившее бурный рост легким понижательным трендом «черное золото» продолжает привлекать внимание аналитиков. И вот на прошлой неделе влиятельный британский экономический журнал The Economist опубликовал статью, смысл которой сводится к следующему: никакие попытки поломать нисходящий тренд цен на нефть не принесут результата. Более того, на сырьевых рынках образовался «фондовый пузырь», который вот-вот лопнет.

Инвесторы разочаровались в сырье

Статья под заголовком Oil's not well начинается с вопроса: почему на фоне прекращения поставок по нефтепроводу «Дружба» цены на нефть продолжили снижение? На них не подействовало ни уменьшение добычи нефти странами ОПЕК, ни слухи о возможном ядерном ударе израильской авиации по Ирану. При этом разговоры о теплой погоде как о причине падения цен на нефть не обоснованы, считает издание, поскольку одновременно падают и цены на медь. Вслед за медью вниз идут и цены на другие металлы. Сводный индекс цен на сырье, составляемый The Economist, и не учитывающий нефть, за семь дней (до 9 января) упал на 10,2%.

По мнению издания, причин падения цен на сырьевые товары две: во-первых, из-за роста стоимости выросло предложение. «Специалисты немецкого банка Dresdner Kleinwort считают, что 2007 год вполне может стать первым годом нового «суперцикла», в продолжение которого начнут рассасываться проблемы с предложением на рынке целого ряда металлов. К тому же, потребители нефти накопили значительные ее запасы, в результате чего значительно снизилась их уязвимость к срывам поставок», — пишет The Economist.

Во-вторых, и в главных, произошло изменение инвестиционных потоков. «Не случайно в последнее время особенно сильно упали в цене два товара: нефть, которая на рынке торгуется больше всего, и медь, спекулятивная премия на которую была, пожалуй, выше, чем где-либо еще», — говорится в статье.

В последние годы инвесторы активно вкладывали средства в так называемые «альтернативные активы», то есть в такие, которые не относятся к акциям, облигациям или валюте. Из-за этого производные биржевые инструменты (прежде всего фьючерсы) на сырьевые товары скупались в огромных количествах. И это привело к взлету сырьевых цен.

«Когда на рынке зарождается такое движение, оно может очень быстро набрать скорость, — пишет британский журнал. – Дело в том, что классы альтернативных активов, как правило, невелики, и, когда приходят какие-то новые инвесторы и начинают их скупать, цены реагируют на это очень быстро и сильно идут вверх. А потом получается вот что: тем, кто сам эту тенденцию делает, кажется, что это она, наоборот, подтверждает правильность изначально принятого ими решения. Они довольны — и, видя это, на подножку поезда тут же начинают запрыгивать другие».

Проблема в том, что институциональные инвесторы, прежде всего хеджевые фонды, обычно покупают сразу сырьевой портфель. То есть, они вкладывают деньги в некое «виртуальное» сырье, цена на которое не зависит от фундаментальных показателей отдельных товарных рынков. «По расчетам Citigroup, с 2003 года только финансовые потоки взвинтили цену на нефть примерно на $35 за баррель», — говорится в статье.

Масштаб инвестиционных потоков стал так велик, что они просто изменили структуру сырьевых рынков. Традиционно цены по фьючерсным контрактам (поставка товара в будущем) были меньше, чем по спотовым (то есть с немедленной поставкой) — это явление называется «скидка за отсрочку» или backwardation. Пользуясь этим, инвесторы обычно покупали фьючерсные контракты и просто ждали, когда по мере приближения сроков поднимется цена и фьючерсный товар можно будет продать как спотовый. Отсюда выходила надбавка, известная на рынке как «доход от времени» (roll yield) и в немалой степени вообще составляющая прибыль тех, кто занимается сырьем.

Однако в результате финансовых спекуляций цены на некоторые товары задрались настолько, что существенно превысили спотовый уровень. Это весьма необычное явление называется «контанго» и означает, что «доход от времени» становится ниже нуля, то есть те инвесторы, кто вложил свои деньги во фьючерсы, оказываются в минусе. «Поэтому, хотя за 2006 год сырьевой индекс нашего журнала поднялся на 28%, индекс Goldman Sachs Total Return (в который включаются и цены на нефть, и фактор доходов от времени) упал на 15%», — пишет The Economist.

В результате, по мнению журнала, инвесторы начали избавляться от сырьевых фьючерсов. Проблема только в том, что если The Economist прав, то «посадка» вряд ли будет мягкой. Как знают все биржевые трейдеры, чем быстрее росли цены, тем сильнее будет обвал. А график цен на нефть за последние годы представляет собой классическую «свечку». И, если спекулятивная составляющая в цене на нефть действительно велика, «дно» цена на «черное золото» нащупает не скоро.

Для России это не самый приятный сценарий. «Если цены уходят ниже $50 в среднегодовом значении, у нас может возникнуть кризис ликвидности в банковской системе, — считает главный экономист «Альфа Банка» Наталья Орлова. – Это произойдет из-за того, что при падении цен на нефть изъятия в Стабфонд останутся на прежнем высоком уровне еще порядка 4 месяцев. В этом случае ЦБ прекратит наращивать денежную массу, и произойдет разрыв ликвидности».

Потребитель решает все

Российские эксперты, опрошенные «Росбалтом», с выводами британского журнала не согласны. По их мнению, тот откат, который совершили цены на нефть за последние полгода, полностью ликвидировал проблему «пузыря».

«Я не могу согласится с The Economist, — заявил «Росбалту» начальник аналитического отдела ИК «Брокер Кредит Сервис» Максим Шеин. — $35 долларов – это тот уровень цен, при котором в среднем в мире вообще выгодно заниматься нефтяным бизнесом. Растут затраты на добычу, растут затраты на персонал в связи с острой нехваткой специалистов для работы на тех же нефтяных платформах, растут цены на металл, растут налоговые изъятия государств. Поэтому спекулятивная составляющая нынешней цены на нефть не более $10».

«Цена сейчас ниже рекордных уровней 1981 года, — сообщил «Росбалту» аналитик УК «Тройка Диалог» Валерий Нестеров. – Она легко переваривается мировой экономикой. По нашим прогнозам, цена на нефть будет постепенно снижаться до $45-50 в 2008 году и до $38 – в долгосрочной перспективе».

«Что цены завышены, можно было говорить летом, — сказал «Росбалту» аналитик «Альфа Банка» Константин Батунин. – Тренд действительно был восходящим, и на то были и объективные причины – рост мировой экономики, и спекулятивные – ураганы Катрина и Рита нарушили нефтедобычу в Мексиканском заливе. Но в долгосрочном плане ОПЕК может регулировать цены. В случае резкого падения цен они просто агрессивно сократят добычу, благо сейчас страны ОПЕК находятся на пике добычи».

Впрочем, российские эксперты не отрицают влияния хедж-фондов на мировой рынок нефти. «Сырьевые рынки в большой степени зависят от хеджевых фондов, — заявил «Росбалту» вице-президент Управления торговли корпоративными акциями Citigroup Сергей Суверов. – Но нефтяной «пузырь» сократился, и сейчас на первое место выходят соотношение спроса и предложения и погодный фактор».

С ним согласен и Максим Шеин. «Коэффициент корреляции между спросом на нефть и ценой на нее составляет 0,88, это очень много, — говорит он. – При этом спрос неизменно растет. Поэтому, минимальная цена, которая может быть по соотношению спроса и предложения — $54,78 за баррель, все что ниже – это спекуляции».

Таким образом, остается еще один вопрос: по какой причине влиятельный британский экономический журнал вдруг опубликовал столь неочевидную статью. Появление ее в The Economist вполне может быть попыткой повлиять на настроения биржевых трейдеров. Мол, вон народ избавляется от сырьевых фьючерсов, и вам пора – пузырь-с. Авось, цены и дальше продолжат свое падение. Может, один из близких The Economist инвестиционных банков принял решение продавать и встал в короткую позицию по сырьевым фьючерсам. А может, это попытка поддержать республиканцев в их нелегкой борьбе с демократами.

«В США предвыборный год, и главная проблема американской экономики – гигантский дефицит торгового баланса, — говорит Максим Шеин. – Основу этого дефицита составляет нефть. Поэтому снижение цен на нефть может уменьшить дефицит, и позволит республиканцам отрапортовать об успехах в экономической политике».

 
новости
 


Мнения посетителей

16.01.2007 14:53   Михаил: The Economist абсолютно прав.<br />А наши выдают желаемое за дейтвительное.

Ваше мнение

 
 
  включите графику!
 

 

Тел: +7 (495) 796-93-88


Архив новостей

ПНВТСРЧТПТСБВС
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
   
 
    
   

Выпуски облигаций эмитентов:

  • нет связанных эмитентов