Rambler's Top100
 

ИТОГИ ГОДА. Удвоение ВВП: национальная идея или национальный вид спорта?

[30.12.2004 13:33]  Родион Ромов, АК&М 
Слишком много денег

Боги мировой торговли в прошедшем году были как никогда благосклонны к России. Цены на нефть продолжали уверенное восхождение к космическому 50-долларовому рубежу (который в итоге с легкостью был взят), а "справедливый ценовой коридор" ОПЕК в $22-28 за баррель выглядел нелепым анахронизмом. Рынок понял, что нефть в обозримой перспективе уже вряд ли надолго вернется к этим уровням, даже если на Ближнем Востоке воцарится мир и благоденствие, а Ирак станет процветающим туристическим центром. Пока потребности Китая и Индии в энергоресурсах будут развиваться столь же стремительно, как сейчас, России не грозит 8-долларовый кошмар 1998 года. Цены на другие базовые экспортные товары также радовали глаз, и год Россия завершала с гигантским положительным сальдо внешней торговли - почти $80 млрд., или около 2/3 всего внешнего долга.

Стандартную формулу - увеличение цены на нефть на $1 дает дополнительный миллиард долларов российскому бюджету - никто не отменял, а с учетом перераспределения налоговой нагрузки государственные доходы были, пожалуй, даже больше. Никогда еще за последние годы у государства не было столько денег. Теоретически Россия могла при желании за один день погасить весь свой внешний долг - к концу года объем золотовалютных резервов ЦБ примерно сравнялся с этим показателем. Обилие условно свободных финансовых ресурсов вызвало брожение в умах чиновников, и Минфину пришлось вступить в кровопролитную битву за стабфонд.

Первым посягнуло на священную "подушку безопасности" Минэкономразвития - ведомство Германа Грефа выступило с предложением направить часть средств стабфонда на госинвестиции в инфраструктурные проекты, например - строительство транзитных авиаузлов для международных перелетов. Идею поддержал начальник экспертного управления президента Аркадий Дворкович, который, впрочем, признал, что проработанных инвестпроектов пока ни у кого на руках нет. Минпромэнерго выстрелило в сторону Минфина залпом сразу из пяти предложений на тему "как нам потратить деньги из стабфонда". В качестве объектов для госинвестиций были названы гарантийный фонд для привлечения средств в ЖКХ, реализация программы развития авиатехники, покупка среднеазиатских активов РАО "ЕЭС России", строительство электросетей и Восточного нефтепровода.

Дальнейшее напоминало классический эпизод из "Золотого теленка", - в разгар виртуального передела денег из стабилизационного бумажника министерствами и ведомствами на авансцену вышел Минфин и все решил по-своему. Поклонникам идеи государственных инвестиций досталась довольно символическая уступка: базовая цена на нефть, при превышении которой доходы от нефтеэкспорта перечисляются в стабфонд, увеличится на один доллар - до $21 за баррель. Кроме того, Минфин пообещал отдавать на инвестиции деньги, сэкономленные на процентных платежах благодаря досрочному погашению внешнего долга. В сумме это дает около 60 млрд. руб., причем и за эти деньги придется очень серьезно бороться - на низкодоходные проекты тратиться государство не намерено. Саму идею неприкосновенности стабфонда ведомство Алексея Кудрина отстояло. "Начиная с 2006 года стабфонд накапливатьи направлять только на погашение, в том числе досрочное, государственного внешнего долга. Использовать средства стабфонда сверх базового объема на непроцентные расход ы федерального бюджета при благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре не допускается", - такой суровый приговор вынес Минфин своим оппонентам в споре за стабфонд. Приоритетом же Минфин провозгласил ускоренное погашение самой дорогой части российского долга - долга перед Парижским клубом кредиторов.

Стремление Минфина как можно быстрее избавиться от обязательств перед Парижским клубом вполне понятно - мало того, что это долг дорогой, так еще и, как выяснилось, непредсказуемый. В июне Германия, испытывающая хронический дефицит бюджета, неожиданно для России выпустила привязанные к нашему долгу облигации, чем, мягко говоря, рассердила Минфин: такие операции дестабилизировали рынок долговых обязательств РФ и частично выводили его из-под контроля Москвы. К концу года желание в будущем застраховаться от подобных сюрпризов трансформировалось в конкретику: в декабре Алексей Кудрин, сопровождавший президента в поездке по Германии, привез немецкой стороне обещание в 2005 году досрочно погасить $6 млрд. из $20.3 млрд. долга перед ФРГ. Сделка, в которой вряд ли было что-то, кроме трезвого расчета, подавалась почти как гуманитарная помощь голодающей стране третьего мира. "Германия помогла нашей стране, подставила плечо в нужную минуту. Сейчас, когда экономика России находится на подъеме, мы в состоянии решить вопрос о досрочной выплате долговых обязательств", - сказал Путин. Остальные страны Парижского клуба, вместе взятые, в следующем году досрочно получат от России меньше, чем Германия - $4 млрд.

На нефтяной игле уже не так уютно

Казалось бы, на нефтяных дрожжах и обещанном эффекте структурных реформ российская экономика должна была рано или поздно догнать китайскую по темпам роста и выйти на долгожданную "траекторию удвоения". Однако русское экономическое чудо пока никак не желает явить себя миру. После 7.3% роста ВВП в 2003 году (и это при прогнозе в 6.8%?) прошедший год можно смело назвать неудачным. Еще в начале осени верхняя граница прогноза Минэкономразвития находилась на отметке 7.1%. Но вскоре уже не оставалось сомнений - прогноз не только не будет превышен, но и не будет выполнен. Последняя оценка - 6.8% - выглядела уже не слишком амбициозно. Удвоение ВВП за десять лет, возведенное чуть ли не в ранг национальной идеи (кстати, другой базовый президентский завет - снижение в два раза уровня бедности, без которого удвоение ВВП несколько теряет смысл, - тихо отошел на второй план) оказалось под угрозой.

И тут на помощь чиновникам пришла нехитрая народная смекалка, и стало ясно, что удвоение превратилось в нечто вроде национального вида спорта. Оказалось, что отсчет удвоения можно вести не с 2000 или 2002 года, как раньше, а, например, с 2005-го. Вот тогда должно получиться ровно за 10 лет, а если с 2002-го, то можем непозволительно растянуть процесс - скажем, до одиннадцати с половиной. Создавалось впечатление, что страна, удвоившая ВВП день в день за 10 лет, утром 1 января просыпается богатой, счастливой и могучей, а вот опоздавшим на неделю билеты в сказку уже не достаются.

Между тем, власти, судя по всему, сознательно пошли на некоторое торможение экономического роста. Получив от ЮКОСа деньгами и Юганскнефтегазом астрономический налоговый долг, насчитанный в рекордно короткие сроки, государство сильно потеряло в другом. Многие иностранные, и, что самое неприятное, отечественные инвесторы решили, что Россия пока не стала местом, где деньги могут чувствовать себя спокойно, и стали потихоньку вывозить их на отдых в солнечные офшорные республики Атлантического и других океанов. По неутешительному прогнозу Минфина, озвученному в конце ноября, чистый отток капитала из РФ в 2004 году составит около $9 млрд.

Советник президента по экономике Андрей Илларионов, огласивший на предновогодней пресс-конференции свои традиционные "номинации", назвал продажу ЮНГ "аферой года". С эмоциональным чиновником можно не соглашаться. Однако спорить с тем, что дело ЮКОСа еще не раз аукнется России, вряд ли стоит.
 
новости
 


Ваше мнение

 
 
  включите графику!
 

 

Тел: +7 (495) 796-93-88


Архив новостей

ПНВТСРЧТПТСБВС
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
   
 
    
   

Выпуски облигаций эмитентов:

  • нет связанных эмитентов