Rambler's Top100
 

События

22 Августа
Созданная в 1979 году европейская валютная система предусматривала введение европейской валютной единицы – ЭКЮ, а также режим совместного колебания валютных курсов – «суперзмея». Действующий механизм обменных курсов допускал изменение валютных курсов в пределах 2,25 процента один относительно другого (для песеты, лиры, португальского эскудо, фунта стерлингов – 6 процентов). Базовый курс английского фунта относительно немецкой марки был установлен на уровне 2,95.

В 1992 году стало очевидно, что многие валюты имели завышенный курс по отношению к более сильным валютам. Английская экономика находилась в то время в состоянии депрессии, и это заставляло экспертов усомниться, что Великобритания сможет долго поддерживать столь высокий курс своей валюты по отношению к немецкой марке. Противостоять атакам валютных спекулянтов можно было лишь скупая собственную валюту, либо повышением учетных ставок, что ввиду экономических трудностей, переживаемых страной, представлялось крайне маловероятным.

Напротив, единственным выходом из сложившейся экономической ситуации представлялось снижение учетной ставки, то есть девальвация фунта стерлингов. Однако это повлекло бы за собой выход Великобритании из Европейской валютной системы, чего Правительство страны обязалось не допустить. В то же время ведущие британские бизнесмены требовали от правительства изменения курса фунта примерно до 2,60 (при нижней границе коридора, установленного ЕВС в 2,773), а также снижения учетных ставок на три процентных пункта.

Все лето и начало осени 1992 года лорд-канцлер Ламонт противится девальвации фунта. Для тех, кто не расслышал Ламонт повторяет: фунт не будет девальвирован, - «Если мы последуем советам некоторых, выйдем из ЕВС и снизим учетные ставки, положение только ухудшится. Фунт рухнет и начнется новый виток инфляции». Премьер-министр Джон Мейджор должен был выбирать. Он решил бороться до конца и заявил о верности Британии политике неизменного курса фунта в рамках ЕВС. Тон заявлений премьера, как и лорда-канцлера казначейства Норманна Ламонта, был весьма категоричен. Лорд-канцлер упорно повторял, что он хотел только «внести полную ясность относительно мнения правительства. Никаких девальваций, никакого выхода из ЕВС! Мы абсолютно лояльны к ЕВС, такова наша политики, более того – это основа нашей политики».

Спасти британскую валюту могло также понижение учетных ставок Германией. Однако руководство Бундесбанка не соглашалось пойти на этот шаг. Сорос беседовал с Гельмутом Шлезингером, президентом Бундесбанка, и понял, что немцы не желают выручать других – Германия ничего не предпримет в ущерб собственной экономике. Нежелание Шлезингера помочь фунту, а также другим европейским валютам, еще больше подрывает шансы Мейджора и Ламонта сохранить членство Англии в ЕВС.

Наблюдая за развивающимися событиями, Сорос все более убеждался в возможности крупной и успешной инвестиционной игры. Торговцы валютой во всем мире начали игру на понижение фунта, однако ставка Сороса оказалась самой высокой – 10 млрд долларов.

10-го сентября 1992 года Джон Мейджор произнес жесткую речь на конференции шотландских промышленников в Глазго: «Уступить сейчас сторонникам девальвации и инфляции, по-моему, было бы предательством будущего страны. И я со всей решительностью заявляю, что правительство отвергает подобную политику». Заявление было встречено овацией. Джордж Сорос также слушал это выступление, но как позже он признался: «Меня они не убеждали, потому что факты говорили совсем иное». Сорос следил за развитием событий и ждал подходящего момента.

Игра Сороса была сложнее, чем простой расчет на девальвацию фунта. Он понимал, что развал ЕВС вызовет новую цепь событий – перестановку сил среди европейских валют, резкое падение учетных ставок, спад торговли акциями в Европе. Поэтому он решил продавать слабые европейские валюты. Он играл также и на учетных ставках и на рынке акций. После продажи фунтов стерлингов на 7 миллиардов долларов, он купил немецких марок на шесть миллиардов. Менее активно он покупал французские франки. На 500 миллионов долларов Сорос купил акции английских компаний, исходя из того, что после девальвации национальной валюты акции вырастут в цене. Сорос покупает немецкие и французские облигации и продает акции. Во всех этих операциях Сорос пользуется мощным кредитом. Сорос занял еще три миллиарда, чтобы «округлить» ставку против фунта до 10 миллиардов долларов.

15 сентября Джон Мейджор отменил запланированный визит в Испанию из-за кризиса Европейской валютной системы. Банк Англии все еще верит, что сумеет сдержать натиск спекулянтов вроде Сороса. И оставался еще последний шанс – надежда на то, что Бундесбанк все же снизит свою учетную ставку.

Банк Англии провел несколько интервенций, направленных на удержание курса, однако исправить ситуацию ему не удавалось. Помимо спекулянтов, многочисленные корпорации, пенсионные фонды, страховые компании и прочие инвесторы спешили избавиться от стерлинговых активов.

16 сентября 1992 года Банк Англии предпринял очередную попытку. Было решено потратить 2 миллиарда долларов на три поэтапные интервенции. Операция провалилась. Сотни корпораций с предприятиями и офисами в Англии, тысячи пенсионных фондов, страховых компаний и прочих инвесторов поспешно избавляются от стерлинговых активов. Британских финансистов охватывает ощущение безнадежности. Ламонт просит разрешение премьера повысить учетную ставку на два пункта, до 12% годовых. Публичное заявление сделано, ставка повышена. Но заметного влияния на курс это практически не оказало. В 13:30 с открытием валютных рынков в США ситуация вновь резко обостряется. По выражению одного валютного дилера, фунты продают «как воду из-под крана». Банк Англии предпринимает еще одну попытку спасти положение. Он снова повышает учетные ставки – второй раз за один день! - до 15% годовых. Спекулянтов это не обмануло. Стало ясно, что Британии придется покинуть ЕВС, а фунт стерлингов девальвировать, поскольку такие издержки на поддержание правительственного курса политически недопустимы. Премьер-министр звонит французскому коллеге Пьеру Береговуа и немецкому канцлеру Гельмуту Колю и заявляет, что вынужден вывести Англию из ЕВС. Фунт вернулся к свободно плавающему обменному курсу.

По примеру англичан свою валюту из ЕВС вывела также и Италия.

Фунт подешевел в этот день на 2,7% относительно марки и к вечеру на торгах в Нью-Йорке стоил уже 2,703. Сорос связался со своим офисом и выяснил, что текущие прибыли от операций с фунтом приближаются к 950 миллионам долларов и продолжают увеличиваться.

После событий 16 сентября 1992 года Джорджа Сороса стали называть «Человеком, который сокрушил Банк Англии».

Не удивительно, что обвал фунта стерлингов 16 сентября 1992 года получил название «черная среда» в Лондоне и «белая среда» в штаб-квартире Сороса в Нью-Йорке.


 

Тел: +7 (495) 796-93-88

     
   
     

Календарь событий

ПНВТСРЧТПТСБВС
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6