Rambler's Top100
 

События

24 Сентября


Дайте мне время, и я оседлаю фортуну.
Джей Гульд

Народившееся у нас поколение молодых предпринимателей вроде Джея Гульда – это настоящие шакалы Уолл-стрит. Когда они говорят – обязательно врут, а если молчат – воруют.
Из выступления в конгрессе США, 1874 год



После окончания Гражданской войны цены на с.-х. продукцию упали, так как созданная система железных дорог сделала возможным увеличить поставки продуктов фермерских хозяйств. В то же самое время Правительство изымало из обращения бумажные деньги, что привело к падению цены золота почти от $300 за унцию до $130 в начале 1869 года.

Так как за американский экспорт платили в золоте, снижение золотой цены сделало американских фермеров менее конкурентоспособными.

Джей Гульд решил, что если бы он смог убедить Правительство воздержаться от продажи части своего золотого запаса – это могло бы помочь поддержать экспорт американских фермеров.

В 1869 году федеральное Правительство располагало золотыми запасами в $100 миллионов, в то время как в обращении находилось $15 миллионов и свой золотой запас Казначейство намеревалось использовать для стабилизации золотого рынка. Гульду для осуществления своей задуманной грандиозной операции с золотом необходим был контроль над правительственной политикой в отношении золота.

Золото в то время торговалось в Нью-Йорке, в так называемом «Золотом зале». Это был фьючерсный рынок с относительно небольшим размером гарантийного залога. Маржинальная торговля привлекала множество спекулянтов. Целые состояния легко приобретались и так же легко терялись.

Итак, Гульду необходим был доступ к Президенту Гранту. В мае 1869 года Гульд встретил старого спекулянта Абеля Ратбоун Корбина, который недавно женился на сестре Президента. Гульд предложил Корбину кредит золотом на $1.3 миллиона по $133 за унцию. Говоря о кредите, Гульд подразумевал свое участие в управлении в Десятом Национальном банке, что означало неограниченный доступ к капиталу, необходимому для осуществления его игры на рынке золота.

В июне Гульд встретил Президента Гранта на пароходе Джима Фиска – Президент любил бывать в кругу богатых и влиятельных мужчин. Грант внимательно слушал Гульда о тяжелом положении американских фермеров и о том, как Правительство могло бы помочь, не вмешиваясь в ситуацию на золотом рынке. Чуть позже, в июле, у Гульда состоялась встреча с помощником Казначея генералом Дэниелом Баттерфилдом (героем Гражданской войны).

К сентябрю Гульд был убежден, что Правительство не будет стоять на пути небольшой инфляции, для того чтобы помочь фермерам. Имеются сведения о таком факте: однажды, когда Корбин встречался с Грантом, чтобы убедить его не вмешиваться в ситуацию на золотом рынке, Гульд находился в задней комнате и слушал беседу. На этой встрече Корбин, возможно, убедил Президента подписать указ относительно Министра финансов Джорджа Боутвелла, запрещающий продажу золота без прямых распоряжений Президента. Поэтому, располагая всеми этими данными, Гульд начал ускорять свои золотые покупки.

В течение всего лета 1869 года золото торговалось в узком коридоре в районе $135 за унцию. В середине сентября, поскольку Гульд все еще продолжал покупки, Корбин написал Президенту Гранту, снова убеждая в необходимости более высоких золотых цен. Грант получил письмо частным посыльным во время своего отпуска, который он проводил в штате Пенсильвания. Обеспокоившись, наконец, настойчивостью своего шурина, Грант, заметив, что жена его пишет письмо к госпоже Корбин (сестре Гранта), попросил добавить следующее примечание: «Скажите вашему мужу, что мой муж очень раздражен вашими спекуляциями. Вы должны прекратить их так быстро, как только возможно».

23 сентября золото подорожало до $142. Но Гульд, знавший уже об ответе Гранта Корбину, начал продавать, действуя настолько скрытно, насколько это возможно. В то же самое время его партнер Фиск продолжал делать покупки.

И вот 24-го сентября – в черную пятницу – золото подскочило до $150 (при маржинальной торговле скачок просто ошеломляющий). Информация о таком невиданном ценовом ралли достигла Президента и он отдал распоряжение министру финансов Боутвеллу о продаже части золотого запаса. Но прежде, чем это распоряжение начало исполняться, цена успела достичь $160. А затем в одночасье рухнула до $135.

Молва утверждает, что когда золото достигло уровня $160, как раз начался колокольный звон в церкви Троицы на Уолл-Стрит по поводу одной памятной даты. Когда же колокола смолкли, золото стоило уже $138.

После Черной пятницы множество брокеров вылетели из своего бизнеса. Один из них застрелился. Джим Фиск (партнер Гульда) аннулировал свои трейды, которые он делал, когда золото поднималось, утверждая, что он не подписывал операционные листы. Это дало повод вспомнить его же более раннее высказывание: «Ничто не потеряно, если сохранена честь». Гульд, оставшись друзьями с Фиском (что делает довольно прозрачным указание на то, что эти двое были вовлечены в одно жульничество), по слухам, заработал на этой афере $10 или $11 миллионов.



 

Тел: +7 (495) 796-93-88

     
   
     

Календарь событий

ПНВТСРЧТПТСБВС
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6