Rambler's Top100
 

Райффайзенбанк: КОБРы не нашли спрос


[31.10.2017]  Райффайзенбанк    pdf  Полная версия

Валютный и денежный рынок

КОБРы не нашли спрос

Сегодня ЦБ РФ разместил КОБР всего на 15,4 млрд руб. из предложенных 324 млрд руб. Напомним, что в прошлый раз из 500 млрд руб. ЦБ РФ удалось реализовать ОБР лишь на 176 млрд руб., несмотря на относительно большой объем средств, размещенных банками на депозитах у регулятора (~2 трлн руб.). Как мы уже отмечали, такая ситуация обусловлена: 1) неопределенностью относительно ожидаемых оттоков клиентских средств, под которые нужно держатьбольше ликвидности, чем ранее (до ситуации с ФК Открытие, БИНБАНКом и Югрой); 2) возможностью разместить весь объем ликвидности на депозитах в ЦБ (он почти всегда удовлетворяет весь спрос), в сравнении с которыми КОБР не представляют больших преимуществ по доходности (но лишают банк свободной ликвидности). Кроме того, депозиты в ЦБ распределены по малым и средним банкам, а также дочкам иностранных банков, в то время как крупнейшие госбанки сейчас находятся в состоянии структурного дефицита рублевой ликвидности (на 1 октября Сбербанк, ГПБ, Группа ВТБ, ФК Открытие, БИНБАНК имели чистый долг перед ЦБ и Минфином 2,4 трлн руб.). Согласно оценке факторов формирования ликвидности, на прошлой неделе в бюджет в результате уплаты налогов ушло 983 млрд руб., при этом остатки на депозитах в ЦБ сократились на 670 млрд руб., что, вероятно, и обусловило низкий спрос на КОБР.

Особенности, занижающие ставку RUONIA

Мы еще раз хотели бы обратить внимание на нетипичную ситуацию: на 1 октября Сбербанк имел задолженность перед Минфином в размере 222 млрд руб. (против 100 млрд руб. на 1 сентября, на 1 августа долга не было), которая обходится банку в 8,5% год., в то же время все это время ставка RUONIA (на которую Сбербанк может оказывать влияние) снижалась (дисконт к ключевой ставке возрастал, ее средний уровень в сентябре составлял 8,34% год.). В связи с этим возникает вопрос: почему Сбербанк не стал привлекать ликвидность на МБК или в реальном секторе (депозиты физлиц/юрлиц), а сразу обратился в Минфин? Возможно, банк не выходит на МБК с большим объемом привлечения для того, чтобы не оказывать негативного влияния на свою внутреннюю референсную кривую ставок (которые могут быть привязаны в т.ч. к RUONIA и относительно которых может определяться ценообразование кредитных продуктов банка) и таким образом не дестимулировать выдачу новых кредитов (в сентябре, несмотря на дефицит рублей (со счетов корпораций ушло 115 млрд руб.), банк нарастил рублевые кредиты на 110 млрд руб.). Повышение ставок по депозитам физлиц и юрлиц может транслироваться в большую эффективную стоимость привлечения необходимого объема ликвидности (некоторые клиенты будут рефинансировать старые депозиты под более высокую ставку). Поэтому депозит от Минфина является более подходящим инструментом для точечного удовлетворения временной потребности в ликвидности, при этом, как мы ожидаем, к концу года бюджетный канал позволит некоторым крупным банкам вновь перейти в состояние структурного профицита ликвидности.

Новое бюджетное правило - более слабый рубль?

Бюджетная политика 2018-2020 гг. (соответствующий законопроект принят в 1-м чтении Госдумой в конце прошлой недели) будет опираться на модифицированное бюджетное правило, согласно которому объем покупок валюты фактически будет зависеть от цены нефти в долларах, а не в рублях, как сейчас. Напомним (см. комментарий от 21 июля 2017 г.), что решение изменить бюджетное правило Минфин объяснял тем, что текущий механизм имеет положительную обратную связь, то есть может способствовать как чрезмерному укреплению рубля (например, в случае притока капитала в условиях высоких цен на нефть, как это было в 1 кв. 2017 г.), так и избыточному его ослаблению (в случае оттока капитала). Сейчас объем интервенций рассчитывается как разница между фактически полученными и плановыми нефтегазовыми доходами бюджета (исходя из прогнозного курса рубля и цены нефти). Начиная с 2018 г., объем покупок валюты будет определяться как разница между фактически полученными доходами и уровнем доходов, рассчитанным исходя из базовой цены нефти и фактического курса рубля. Базовая цена нефти в новом правиле установлена на уровне 40 долл./барр. (URALS) и будет индексироваться на 2% в год (т.е. составит 40,8 долл./барр. в 2018 г.), и ее траектория будет отличаться от прогнозного уровня цены нефти, заложенного в бюджет (49,9 долл./барр. в 2017 г., 43,8 долл./барр. в 2018 г.). По нашим расчетам, новая формула бюджетного правила позволит Минфину при прочих равных покупать в разы больше валюты, чем сейчас. Так, если в 2018 г. цена нефти останется на текущем уровне (нефть URALS 50 долл./барр. в среднем с начала года), то, по нашим оценкам, объем интервенций составил бы 21,8 млрд долл. за год (против 6,8 млрд долл. исходя из действующей формулы бюджетного правила). Для сравнения, сальдо счета текущих операций за последние 12М составило ~40 млрд долл. По нашим оценкам, запуск такого механизма привел бы к ослаблению рубля >65 руб./долл. при прочих равных (т.е. тот курс, который соответствует нефти 40 долл./барр.). При этом негативный эффект может быть сглажен, например, притоком капитала со стороны ряда российских бизнесменов на опасениях введения против них санкций США. Также может быть изменен механизм траты ФНБ: получение рублей не внутренней конвертацией в ЦБ, а на открытом рынке (как сейчас происходит в случае пополнения фонда). Мы считаем, что рубль сохраняет потенциал для ослабления в среднесрочной перспективе даже при текущих ценах на нефть.

 
комментарий
 



 

Тел: +7 (495) 796-93-88

Архив комментариев

ПНВТСРЧТПТСБВС
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
   
 
    
   

Выпуски облигаций эмитентов: